Деньги на операцию от государства

Квота на лечение: государство за всё платит. Или не за всё?

Деньги на операцию от государства

    • Квота – это обязательство государства оплатить медицинскому учреждению высокотехнологичную медицинскую помощь, которую оно оказало больному. Для больного квота означает гарантированное место в конкретной больнице. 

    • Перечни медицинских учреждений, которые имеют право оказывать высокотехнологичную медицинскую помощь, и перечень медицинских манипуляций и заболеваний, по которым предоставляются квоты, определяет Минздрав. Это примерно полтораста диагнозов.

    • Каждая клиника получает определенное количество квот, а значит может принять определенное количество больных, пролечить и гарантированно получить от государства деньги за это. Предполагалось, что количество квот определяется пропускной способностью клиники, но на практике квот выдается, как правило, меньше, и к осени во многих ЛПУ квоты заканчиваются. 

    • Размер денежного покрытия квоты рассчитывается, с одной стороны, с учетом реальных расходов на данный вид лечения, с другой – общее количество денег, которое государство готово потратить на конкретные виды помощи, лимитировано бюджетом, который государство выделяет на здравоохранение. 

    • Это приводит к тому, что в реальности денежное покрытие квоты может быть меньше (иногда значительно меньше), чем реальная потребность. С этим же связан недостаток квот, когда у больницы есть возможность принимать больных, но у государства уже закончились запланированные для этого деньги. 

    • Многие представляют себе этот процесс так: человек заболел, получил квоту, лег в больницу, на счет больницы поступили деньги, и больница купила все, что ей нужно, для лечения этого пациента. Это было бы прекрасно, но в реальности, к сожалению, это не так.

    • В настоящее время в системе госзакупок ЛПУ (а лекарства и расходные материалы для оборудования, безусловно, проходят через систему госзакупок) действует плановое хозяйство.

Деньги идут не за пациентом, а планово поступают поквартально.

Таким образом, накануне финансового года больница должна подать заявку на закупку определенных препаратов в определенных количествах по списку и отыграть тендеры. 

    • Хорошо, если это квоты на условные операции по удалению аппендикса – там высока предсказуемость лечения и планировать легче.

Если речь идет об онкологических больных – это около двух сотен диагнозов, если умножить на количество стадий заболеваний и вариантов мутаций, которые часто осложняют заболевание, то прогноз становится слишком умозрительным.

Больница вынуждена планировать и заказывать лекарства еще до того, как узнает, кто и с чем придет лечиться, ориентируясь на статистику и опыт предыдущего года. 

    • Вопрос, который часто задают пациенты и жертвователи благотворительных фондов: «Входит ли тот или другой препарат в квоту?» – в принципе не может быть так поставлен.

У больницы есть бюджет, больница распределяет те средства, что она получила в начале года и может купить любой препарат, но только планово. Поэтому если каких-то флаконов не хватает, а какие-то, наоборот, остаются – это издержки планового хозяйства.

Есть механизм так называемой срочной закупки, но там много ограничений, и серьезно на ситуацию он не влияет. 

    • Для получения высокотехнологичного лечения пациенту необходимо пройти три комиссии. Первичное направление выписывает ваш лечащий доктор – профильный специалист первичного звена (как правило, это поликлиника).

С этим направлением пациент идет на медицинскую комиссию данного ЛПУ (поликлиники). Комиссия обязана дать свое заключение в течение трех суток.

Если комиссия согласна с доктором, то она принимает решение о направлении документов в региональный департамент здравоохранения и формирует сопроводительный пакет документов.

    • Региональной комиссией руководит начальник соответствующего департамента. Комиссия должна определить, куда именно, в какое учреждение, направляется пациент. На решение у нее есть 10 дней.

За пределы региона комиссия направляет только тогда, когда в регионе нет ЛПУ с нужной специализацией.

В выбранное учреждение направляется талон на оказание высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП), копия протокола и медицинская выписка.

    • В клинике, куда направляется пациент, проводится собственная комиссия (для пациента уже третья по счету), которая рассматривает присланные документы и принимает решение, показано ли такое лечение пациенту или нет, и если показано, возьмется ли эта клиника его провести. Решение должно быть принято в течение 10 дней.

    • Таким образом, от получения направления до принятия решения о госпитализации может пройти чуть больше двадцати дней, но на практике этот процесс может занять и считанные дни (если комиссии быстро примут решение), и растянуться на долгие месяцы. 

Неквотируемых опций как таковых не так много, но они есть.

К примеру, нет квоты, которая предусматривала бы оплату поиска совместимого донора костного мозга, тем временем стоимость поиска и активации донора в международных регистрах может доходить до 50 000 евро (в среднем 18-20 000 евро).

Поскольку российский регистр потенциальных доноров костного мозга еще сравнительно невелик, около 80% пациентов, которым показана трансплантация, вынуждены искать деньги на оплату поиска самостоятельно и/или с помощью благотворительных фондов. 

    • В федеральном бюджете на 2018 год расходы на здравоохранение составляют 460 млрд рублей, или 2,8% расходной части. 

    • Для сравнения, на силовые структуры (безопасность и правоохранительная деятельность) из бюджета в 2018 году выделяется 1331 млрд рублей или около 8%. Если учитывать прописанные в бюджете дополнительные затраты на Росгвардию и другие структуры, то общая сумма расходов вырастает в 2018 году почти до 2 трлн рублей и превышает 12% расходной части. 

    • Отдельные статьи расходов также сопоставимы с тратами на здравоохранение и даже превышают их: проведение Чемпионата мира по футболу обошлось бюджету в 883 млрд рублей (данные РБК); строительство Крымского моста и подходов к нему превысило 300 млрд рублей (данные газеты «Ведомости»); затраты на военную кампанию в Сирии, по оценкам независимых аналитиков, могли достичь на март 2018 года 245,1 млрд рублей – в 5 раз больше, чем было потрачено на федеральную онкологическую программу, которая действовала в РФ с 2009 по 2014 год. 

    • В 2016 году американское агентство финансово-экономической информации Bloomberg представило рейтинг стран мира по эффективности систем здравоохранения (The Most Efficient Health Care 2016) по 55 странам.

Критерий отбора стран был следующий: население более 5 миллионов человек, ВВП выше 5 тысяч долларов на человека в год, средняя продолжительность жизни свыше 70 лет.

В исследовании оценивалась, по сути дела, эффективность вложения государственных средств в здравоохранение. 

    • Первую строчку в рейтинге занял Гонконг, далее в десятку вошли Сингапур, Испания, Южная Корея, Япония, Италия, Израиль, Чили, Объединённые Арабские Эмираты и Австралия.

США заняло только 50 место за то, что себестоимость лечения в этой стране оказалась слишком высокой, а пропорционального прироста продолжительности жизни не давала.

Россия в этом исследовании заняла последнее место, пропустив перед собой Бразилию, Азербайджан, Колумбию и Иорданию: и денег у нас на лечение государством выделяется мало, и расходуются они неэффективно, и живем мы не то чтобы долго – по меркам развитых стран, конечно. 

Елена Грачева, Благотворительный фонд AdVita

Источник: https://www.fontanka.ru/2018/09/27/076/

2018-04-30T08:00Z

2018-05-04T15:02Z

https://sn.ria.ru/20180430/1519573072.html

https://cdn21.img.ria.ru/images/151940/76/1519407623_0:0:780:442_1036x0_80_0_0_9c048408573dbc15c506e5bd837521d7.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

МОСКВА, 30 апр — РИА Новости, Александр Чернышев. Для того чтобы получить государственную квоту на сложную операцию позвоночника, нужно простоять в очереди несколько лет. У многих детей столько времени нет: с каждым днем увеличивается риск остаться лежачим инвалидом на всю жизнь. О том, где искать помощь, — в материале РИА Новости.

Долгожданное несчастье

Семья Боднарь была бесконечно рада рождению сына: Марина ждала беременности десять лет. Андрей появился на свет раньше срока на месяц, но казалось, что проблем удалось избежать: в медицинской карточке ребенка значилось «абсолютно здоров». В год мальчик заговорил, а к двум знал уже все буквы.

Правда, маму беспокоило, что сын отставал от сверстников в физическом развитии — поздно пошел.
«Когда Андрею исполнился год, мы заметили у него на спине горбик. Пошли по врачам, но толком поставить диагноз никто не мог.

Мы делали массаж, плавали в бассейне, об операции даже не думали», — рассказывает РИА Новости Марина Боднарь.

В три года Андрей спотыкался на ровном месте, спустя еще несколько месяцев — ходил только с опорой и все чаще ползал. Провели полное обследование в больнице. МРТ показало: сложный кифоз верхнего грудного отдела — два позвонка неправильно развивались с самого рождения. Образовалась петля, зажимавшая спинной мозг: Андрею грозил паралич.

«Невролог вызвала меня в кабинет и сказала прямо: «Случай сложный, ищите клинику за границей, в России вряд ли кто возьмется». Но список российских специалистов все же дала. Супруг по очереди обзванивал каждого, у меня моральных сил на это тогда не было: десять лет ждали ребенка, а тут такая беда», — вспоминает Боднарь.

Деньги вперед

Поиски дали результаты: откликнулся руководитель  Национального медицинского исследовательского центра (НМИЦ) травматологии и ортопедии имени Н. Н. Приорова профессор Сергей Колесов. Тянуть было нельзя: у Андрея отказали ноги.

Для спасения мальчика нужно было срочно удалить деформированные позвонки и заменить их трансплантатами, а потом зафиксировать шейно-грудной отдел позвоночника с помощью металлоконструкции.

«Это нестандартный случай, требующий больших расходов: необходимая сумма превышала квоту», — поясняет РИА Новости Колесов.

К тому же к осени 2017 года государственных квот на лечение в московском Центре травматологии и ортопедии, предусмотренных системой Обязательного медицинского страхования (ОМС), уже не осталось. Операцию по сколиозу в Центре травматологии и ортопедии имени Н. Н. Приорова ждут до двух лет: из бюджета финансируются 130 операций в год, а в очереди 400 человек.

Проблема была и в том, что максимальная сумма, которую государство выделяет на металлоконструкции при лечении, — 90 тысяч рублей. На эти деньги для Андрея можно было приобрести только импланты не самого высокого качества. Не исключено, что ребенку приходилось бы периодически приходить в больницу на замену сломанных деталей. По сути — ложиться на новую операцию.

Такая перспектива не устраивала семью Боднарь, и врач посоветовал обратиться в благотворительную организацию Русфонд. Чтобы найти деньги на достойное лечение — 1 681 367 рублей — фонд разместил объявление на своей интернет-странице и в СМИ. Люди откликнулись и собрали даже больше — 2 388 123 рубля. Лишнее отдали другим детям с похожими проблемами.

Мальчика прооперировали максимально быстро: позвоночник удалось выправить на семьдесят процентов, а две недоразвитые части заменили имплантами, поставив на спину металлоконструкцию.

«Я никогда не работал с настолько сложным случаем: такую деформацию увидел впервые за тридцать лет практики. Даже европейские клиники отказались. Мы печатали модель его позвоночника на 3D-принтере, чтобы проработать схему операции, использовали индивидуальные импланты. Конечно, сегодня стандартная государственная квота не в состоянии покрыть такие расходы», — признается Колесов.

В первый месяц после операции никто не знал, будет ли Андрей ходить, — левая нога не двигалась. Но мальчик начал шевелить пальцами, потом поднимать ногу. Еще месяц спустя встал и сейчас свободно бегает.

Боднарь — далеко не единственный нестандартный пациент Центра травматологии и ортопедии.

В возрасте 12 месяцев у Даши Сейфулиной обнаружили редкую генетическую болезнь Гоше: у нее сильно увеличилась селезенка, уровень тромбоцитов быстро падал — любая травма могла привести к тяжелейшим последствиям.

Государство согласилось оплачивать лекарства: Сейфулины получают необходимый для жизни девочки препарат на сумму около миллиона рублей в месяц. Рост селезенки прекратился, уровень тромбоцитов нормализовался.

Мать девочки Мария надеялась, что самое страшное позади, но в три года у Даши быстро стал деформироваться грудопоясничный отдел позвоночника. Постепенно на спине образовался горб, не позволявший нормально двигаться.

«Мы поняли, что Даше нужна операция, она сама об этом просила. В Министерстве здравоохранения Калужской области мне ясно дали понять, что помощь от государства не безгранична.

Письменно не отказали, но всем видом продемонстрировали, что денег я не дождусь.

Бороться с ветряными мельницами бессмысленно — я стала искать другие источники финансирования», — описывает ситуацию Сейфулина РИА Новости.

Систему квот ввели в России вместе с ОМС в 2012 году. Тогда высокотехнологичную медицинскую помощь (ВМП), к которой относятся сложные операции, получили 452 тысячи пациентов. В 2017 году деньги из государственного бюджета выделили уже на один миллион 47 тысяч человек, подчеркивают в пресс-службе Министерства здравоохранения России.

«Так было с экстракорпоральным оплодотворением — технологией, используемой при бесплодии: первое время операции проводились единично, но в 2017 году сделали уже 64,7 тысячи бесплатных процедур», — приводят пример в Министерстве здравоохранения России.

Последняя линия обороны

Однако в вертебрологии — науке о лечении болезней позвоночника — проблема по-прежнему сохраняется. При таких тяжелых диагнозах зачастую единственный выход — привлечение спонсоров и благотворительных фондов.

Так и произошло с Сейфулиными. Профессор Колесов осмотрел Дашу и согласился ее прооперировать, но сумма в 1 776 997 рублей оказалась неподъемна для семьи с тремя детьми. По совету врача Мария обратились за помощью в Русфонд.

«У девочки из-за болезни Гоше нарушен обмен липидов, поэтому она тяжело восстанавливается. Это сложнейшая операция: понадобится много препаратов крови, антибиотиков, не исключено, что Даша долго пролежит в реанимации, — все это может потребовать дополнительных расходов. Если нет — фонд заплатит меньше, мы выставляем окончательный счет уже после операции», — комментирует профессор.

Деньги вскоре собрали, но неожиданно из регионального Минздрава раздался звонок. «Меня начали убеждать, что я их неправильно поняла.

На самом деле квот не было тогда, а сейчас есть, они готовы все оплатить и даже договорились с врачом из Новосибирска на операцию.

Я поняла: после публикаций истории Даши в СМИ наши чиновники получили от руководства нагоняй и теперь хотят загладить вину», — объясняет Сейфулина.

При этом в Министерстве здравоохранения России подчеркивают, что сеть медицинских организаций, практикующих ВМП, расширилась с 2012 года в три раза и насчитывает более тысячи клиник, в основном региональных. Число сельских жителей, которым оказана ВМП, выросло в 2,5 раза — со 111 тысяч до 276 тысяч человек в год.

Впрочем, Марию впечатляющая статистика не убедила. От помощи областных чиновников она отказалась: деньги уже собрали, с врачом договорились.

В ответ на звонки Сейфулина просила дать ей с ребенком спокойно подготовиться к переходу в стационар. «Сейчас Даша с нетерпением ждет операцию, у нее очень болит спина.

Конечно, она не понимает, насколько все серьезно. Мне страшно, но без этого нельзя», — успокаивает себя мама девочки.

Руководитель Центра травматологии и ортопедии имени Н. Н. Приорова Сергей Колесов подчеркивает, что сколиоз лечат и другие клиники, в них очередь на квоты меньше. «Но мы — национальный центр, а значит, последняя линия обороны. Лечение за границей стоит еще больше.

Когда ждать нельзя или операция дороже трехсот сорока тысяч, предусмотренных квотой, мы прибегаем к помощи фондов», — поясняет он. А в Министерстве здравоохранения России обещают в ближайшее время разработать отдельную систему финансирования особо сложных операций.

Причем уже в 2018 году предусмотрено значительное увеличение расходов на медицинскую помощь по системе ОМС — на 21,5 процента.

Источник: https://sn.ria.ru/20180430/1519573072.html

Как разобраться, нужно ли платить в государственной клинике

Деньги на операцию от государства

Более половины граждан утверждают, что им приходилось платить за обследование или лечение, которое, по их мнению, они должны были получить бесплатно. Таковы результаты опроса ВЦИОМ.

«РГ» собрала «коллекцию» самых типичных, часто встречающихся случаев «развода» пациентов на деньги.

Как себя вести и как отстаивать свои права, «РГ» рассказала Людмила Романенко, Межрегиональный союз медицинских страховщиков.

В стоматологической поликлинике рентген больного зуба сделали бесплатно. Но когда врач приступил к лечению, предупредил, что обезболивающий укол надежным анестетиком и светоотверждаемая пломба — только на платной основе. Можно ли по полису ОМС получить услуги стоматолога полностью без подобных «доплат»?

Россияне стали отказываться от услуг туроператоров и платной медицины

Людмила Романенко: Стоматологическая помощь входит в перечень базовой медицинской помощи, которую пациенты получают в рамках системы ОМС. Причем бесплатные услуги по страховому полису можно получить не только в государственных стоматологических поликлиниках, но и в коммерческих.

Если стоматология работает в рамках системы ОМС, врач обязан проинформировать пациента о перечне услуг, которые могут быть оказаны ему бесплатно. Это могут быть и расходные материалы, и материалы, необходимые для пломбирования зубов и корневого канала, а также лекарства отечественного производства, включенные в перечень жизненно необходимых и важнейших. И тут выбор за пациентом.

Одних устраивает пломба и анестетик российского производства, другие хотят, чтобы лекарство и пломбировочный материал были зарубежного производства. За использование материалов и препаратов, не включенных в медицинский стандарт, утвержденный приказом Министерства здравоохранения РФ от 24 декабря 2012 г. N 1490н, действительно придется заплатить согласно прайс-листу медорганизации.

Документ должен быть утвержден официально и скреплен печатью — тогда велика вероятность, что вас не обманывают.

Что делать, если при получении медицинской помощи в стационаре предлагают купить лекарства или, например, перевязочные материалы и другие предметы медицинского назначения за свои деньги?

Людмила Романенко: В больницах действует тот же принцип: бесплатно предоставляются лекарства и расходные материалы, включенные в «Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств и расходных материалов, необходимых для оказания скорой, неотложной и стационарной медицинской помощи». Этот перечень в качестве приложения входит в утверждаемую ежегодно Территориальную программу государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи и является неотъемлемой частью программы. В разных регионах программы и перечни могут отличаться. Но в каждом стационаре должна быть размещена информация о минимальном перечне медикаментов и средств медицинского назначения, наличие которых должно быть в больнице обязательно. Если этот перечень отсутствует, пациент вправе потребовать его у руководства больницы или обратиться в свою страховую компанию.

Медикаменты, назначаемые при лечении в стационаре по жизненным показаниям, но не входящие в перечень ЖНВЛП, также предоставляются пациенту бесплатно, если есть решение соответствующей комиссии медучреждения.

Куда можно обратиться за проведением бесплатной программы ЭКО по полису?

Людмила Романенко: Министерством здравоохранения РФ утвержден порядок направления граждан РФ для проведения процедуры ЭКО. В каждом регионе при органе здравоохранения есть комиссия, которая выдает направления на проведение ЭКО.

Как правильно пользоваться обязательной медицинской страховкой

Порядок простой: лечащий врач оформляет выписку из медицинской карты пациента с рекомендацией о возможности проведения ЭКО, комиссия определяет показания, противопоказания и ограничения к применению процедуры ЭКО и принимает решение о направлении пациента для проведения процедуры ЭКО: за счет средств ОМС или за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета для оказания высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП) — и включает пациента в лист ожидания. Этот лист публикуется на официальном сайте органа здравоохранения региона.

Если пациент направляется для проведения процедуры ЭКО за счет средств ОМС, пациенту предоставляется перечень медицинских организаций, участвующих в реализации Программы ОМС и выполняющих ЭКО. Направление (по установленной форме) на проведение процедуры ЭКО выдается в медицинскую организацию, выбранную пациентом.

Для решения вопроса о направлении для проведения процедуры ЭКО вам необходимо обратиться в медицинскую организацию по месту прикрепления.

Важно. С какими документами надо ознакомиться:

  • Информационно-методическое письмо «О направлении граждан РФ для проведения процедуры ЭКО», утвержденное Минздравом России 22.03.2016.

Источник: https://rg.ru/2017/05/10/kak-razobratsia-nuzhno-li-platit-v-gosudarstvennoj-klinike.html

В сети активизировались фальшивые онкобольные, собирающие деньги на операции — мк

Деньги на операцию от государства

Как не стать жертвой мошенников

На игле

Слезливые истории от юного дарования Коровушкиной заставляли сжиматься даже каменные сердца.

Смертельно опасный редкий диагноз (девушка на своих аккаунтах распространяла информацию, что больна синдромом Бадда-Киари, тромбозом печеночных вен, а также врожденной гепамегалией, серьезным заболеванием печени); жестокий отчим, невнимательная мать, лежачая бабушка на иждивении…

«Умоляю, помогите, нам с бабушкой нечего есть, мы плачем!», «Друзья, простите меня грешную! Я на грани, мне очень больно.

У меня нет денег на лекарство», «Хочу жить, но печень убивает, никто не берется за меня», «СПАСИТЕ МНЕ ЖИЗНЬ!!!!! Помогите собрать средства на шунтирование!!! Оно стоит 206 063 р.» — такие посты появлялись в соцсетях с завидной регулярностью. Были даже фотографии медицинских документов, данные исследований, заключения медиков. Просительнице щедро отстегивали деньги сердобольные граждане.

Пианистка стала весьма популярной — ее приглашали на ток-шоу на телевидение, про нее писали СМИ. Но еще пару лет назад многие начали замечать нестыковки в ее историях. К примеру, смущало, что остро нуждающаяся девушка снимается в интерьерах шикарной квартиры. «Если это ее кухня на фото, то странно, что ей денег на лекарства не хватает.

Ремонт отличный», — пишет одна участница группы поддержки Анны в соцсети. «Меня смутили тексты ее сообщений на стене, сильно уж драматично и много пафосных слов», — отмечает еще одна жертвовательница. «Когда такой букет болезней, как-то не до вычурности в написании подобных сообщений.

Больше похоже на творческий кризис, а не что человек при смерти», — говорит еще один «меценат».

Цены на лекарства, которые обозначала Анна в постах, сильно отличались от реальных. Так, одна питательная смесь, на которую она просила денег, по ее данным стоила 2 тысячи за банку, тогда как в магазине — 300 рублей.

На некоторых медицинских документах, которые выкладывала Анна, не было фамилии пациента.

Да и в целом для смертельно больной девушка выглядела слишком уж цветущей и внешних признаков врожденной гепамегалии у нее как-то особо не проявлялось.

Но неприятные комментарии подозрительных людей девушка со своих страничек незамедлительно удаляла. Пользователей, задававших слишком много вопросов, блокировала.

Например, одного доктора, который заметил, что в представленной медицинской документации написана полная чушь, несовместимая с реальной жизнью, она сразу отправила в бан. В результате у девушки сменилось несколько групп помощи, которые, обнаружив подвох, прекращали с ней общение.

Некоторые требовали у нее отчета о собранных средствах — она молчала. Не выкладывала чеков, подтверждающих покупку препаратов.

Два года назад, в январе 2017 года, появились первые публикации и телесюжеты о том, что история Анны больше говорит о наркотической зависимости и мошенничестве. Не исключено, что ее могло вызвать чрезмерное увлечение лекарствами.

Например, один из препаратов, на которые Коровушкина собирала деньги, трамадол, и вправду вызывает наркотическую зависимость. При этом, как отмечают пользователи соцсетей, документов, которые подтверждали бы, что сильнодействующие лекарства Коровушкиной прописывают по медпоказаниям, не предъявлялось.

Так что нельзя исключать, что она пичкала себя препаратами без необходимости. Что может говорить в том числе и о синдроме Мюнхгаузена — расстройстве, при котором человек верит в то, что тяжело или смертельно болен. Однако последние события показали, что одними лекарствами дело не обходилось.

4 февраля Коровушкину задержали в подъезде дома на Открытом шоссе со свертком, в котором предположительно был порошок, напоминающий героин.

Известная пианистка долгое время собирала деньги с доверчивых граждан.

Токсичные сборы

…К сожалению, история эта в наши дни вовсе не уникальна. Интернет и соцсети превратились в отличный плацдарм по облапошиванию жалостливых и добрых граждан. Известно немало случаев, когда пронырливые дамы собирают средства на лечение несуществующих детей. Когда правда вскрывается, они уже машут всем рукой с частного пляжа на Мальдивах.

Например, в Сети прославилась мать троих детей, якобы онкобольная Татьяна Б. Деньги от пользователей ей исправно поступали, даже несмотря на то, что она не предоставляла документов, подтверждающих диагноз, и отчетов о потраченных средствах, которые она собирала на личные счета.

Сбор шел сразу на нескольких сетевых ресурсов — с миру по нитке. Можно лишь догадываться о суммах, которые она получила таким образом. «Более всего удивил ее подписчиков и донаторов изменившийся стиль жизни Татьяны после лечения.

Согласитесь, когда бедная мать-одиночка вдруг начинает питаться исключительно по кафе, ресторанам и барам, светить в Инстаграме брендовые сумки и сапоги, а также дубленку стоимостью под 90 тысяч, делать пластику, менять иномарки, то как-то меньше всего верится, что все это оплатили загадочные поклонники.

Первые мысли, которые приходят на ум, — тратит деньги, которые дали ей на лечение сердобольные подписчицы», — говорит блогер Марина Талагаева.

Сотрудница одного благотворительного фонда Светлана Машистова даже придумала термин, который сразу стал популярным — «токсичная благотворительность».

Речь идет о сборах, построенных на эмоциональном вовлечении участников, манипуляции фактами и прямом обмане. Нередко такие сборы устраивают люди, у которых и правда есть серьезные болезни.

Что, впрочем, не значит, что они не могут получить помощь бесплатно.

— Вот недавний пример. Молодой человек из глухого алтайского села с альевеококкозом (редкий вид глистных инвазий, которые поражают печень и легкие) начал сбор средств на трансплантацию печени. Действительно, она при такой болезни иногда требуется.

Но врачи из двух московских НИИ вынесли заключение о необходимости пройти лечение от глистов и написали, что трансплантация ему не показана. Однако его семья сначала заявляла, что договорилась о платной трансплантации в Новосибирске, а когда их упрекнули, что там все делают бесплатно, стала собирать средства на лечение в Южной Корее.

Ни документов, ни отчетов о расходовании денег, которые продолжают им поступать, они не предоставляют, — рассказывает Светлана.

А вот истории о «волонтерах», готовых нагреть руки на умирающих детях, тянут уже на криминал. Весьма распространенный вид «токсичных сборов» поражает своим цинизмом.

«Доброхоты» находят умирающего ребенка, признанного безнадежным, и обещают вылечить его где-нибудь в Индии или в Германии. Начинается истеричный сбор средств на поездку. «Все это всегда заканчивается скандалами разной степени тяжести.

Проверить, сколько реально собирается таким образом денег, невозможно. Мошенники пользуются тем, что родители хватаются за любую соломинку, и паразитируют на этой надежде.

В ход идет все — например, была история, когда сборщики подделали чек из якобы американской клиники на полмиллиона долларов на лечение онкобольного ребенка. Самое ужасное, что детей на время ожидания «лечения» даже не обезболивают», — продолжает Машистова.

Некоторые «волонтеры», нащупав золотую жилу, становятся известными блогерами. В Сети прославилась дама, которая пишет эмоциональные тексты и объявляет сборы средств то на одного, то на другого. За годы работы она умудрилась не предоставить ни одного документа (разве что раз, когда ее прижали к ногтю, выложила пару липовых справок).

В ее практике — сборы на экстренное лечение смертельно больных детей, у которых на поверку оказываются не опасные для жизни диагнозы, и даже на безногих собак, которых непременно вылечат за рубежом.

Как только донаторы начинают что-то подозревать и требуют документы, блогер их проклинает, банит и бьет себя в грудь, что благотворительность должна идти из самого сердца и не омрачаться подозрительностью. Остается только догадываться, сколько денег с наивных граждан успела собрать эта весьма преуспевающая по виду дама.

Такое поведение эксперты называют ярким признаком «токсичных сборов». По их оценкам, больше чем в половине случаев, любой непрозрачный сбор — мошеннический.

Осторожно: манипулятор!

Многие эксперты выступают категорически против любых сборов денег на личные счета. Глава благотворительного фонда Мила Геранина советует помогать через проверенные организации.

На их сайтах должны быть контактные данные, информация про учредителей и подробные отчеты о собранных средствах.

Такие организации, прежде чем начать сбор, проводят обязательную проверку: действительно ли человеку нужна помощь, не поддельные ли документы он предоставил (неэкспертам в этом разобраться крайне сложно), могут ли ему оказать помощь по ОМС и рекомендовано ли лечение, на которое хотят собрать деньги, специалистами, или так решили родители, начитавшись Интернета. «Помню, нам как-то предоставили справку, подтверждающую диагноз, из детской больницы. И все бы ничего, но пациенту было больше 18 лет», — рассказывает Геранина.

Не все просто обстоит с фондами. Председатель Лиги пациентов Александр Саверский считает, что не всегда можно доверять и фондам. «Я считаю, что такие фонды должны проходить процедуру аккредитации в Минздраве РФ, — говорит Саверский.

— По факту они занимаются сбором средств на медицинскую помощь, входящую в программу госгарантий, а значит, уже оплаченную для пациентов налогоплательщиками.

Перед каждым сбором должна проходить проверка прокуратуры — почему помощь не оказывается на бесплатной основе? По идее, фонды должны собирать средства на все, кроме медицинских услуг: переезды, патронаж, билеты для родственников, поддержка которых иногда жизненно важна. А сбор средств, организованный не через благотворительные фонды, всегда связан с нарушением закона.

Либо человеку отказывают в медпомощи, либо он сам является мошенником. К сожалению, проверить достоверность историй просителей довольно сложно. Каждый может нарисовать документы, любые, на компьютере — хоть медицинские, хоть какие угодно. А люди поисками подвоха редко заморачиваются. Главное — жалостливая фотография, вызывающая сострадание, и побольше эмоций».

Как рассказала «МК» психолог Ольга Серебровская, есть несколько примет, по которым можно вычислить манипулятора или мошенника, который занимается сбором средств: «Будьте внимательными к любой информации, сопоставляйте факты. В таких публикациях рано или поздно обнаруживаются несоответствия, человек забывает придуманные раньше легенды, путается в показаниях.

Любое мошенничество рассчитано на невнимательность. Еще один важный момент: люди, которые действительно страдают и нуждаются, как правило, сдержанно и мало говорят о проблемах. Когда же кто-то начинает рассказывать о своей беде слишком многословно, навязчиво многоречиво, используя огромное количество повторов — скорее всего, перед вами мошенник.

К тому же у нас есть организации, которые оказывают помощь. И если есть желание заниматься благотворительностью, лучше использовать проверенные каналы. Что же касается «частников», то, как правило, в тяжелой ситуации люди не просят у всего мира, а просят у знакомых либо обращаются в фонды.

И если вы решили помочь кому-то, кто ведет активный сбор средств на себя, имейте в виду, что велика вероятность нарваться на мошенника и разочароваться в людях».

Источник: https://www.mk.ru/social/2019/04/19/v-seti-aktivizirovalis-falshivye-onkobolnye-sobirayushhie-dengi-na-operacii.html

Деньги на операцию от государства

Деньги на операцию от государства

Помощь гражданам России, которым не удалось получить квоту на лечение В году фонд оплатил лечение граждан РФ, не получивших квоты, на сумму около 11,6 млн рублей. Пожертвование К сожалению, действующая в России система получения квот на оказание высокотехнологичной медицинской помощи а именно этот вид помощи необходим нашим подопечным далека от совершенства.

Иногда квота не выделяется вовремя, а иногда стоимость необходимого лечения превышает сумму, выделяемую по квоте. Квота на высокотехнологичную медицинскую помощь ВМП предусмотрена для тех больных, кому требуется серьезное дорогостоящее лечение, не входящее в перечень медицинских услуг, оказываемых по полису ОМС.

Квоту может получить любой гражданин России в том случае, если по заключению врачей ему эта помощь требуется.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: У государства все меньше денег на лечение детей

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

  • Отток капитала: куда и почему уходят деньги из страны
  • Ставший прообразом для сериала «Чернобыль» военный лишился денег на операцию
  • Сменить пол в России: почему это так сложно?
  • Индивидуальный инвестиционный счет
  • У государства закончились деньги на операции для детей. Лечиться придется за свои деньги
  • Ставший прообразом для сериала «Чернобыль» военный лишился денег на операцию
  • Операции, осуществляемые юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями
  • Пять шагов, чтобы получить онкологическую медпомощь бесплатно

Отток капитала: куда и почему уходят деньги из страны

Помощь гражданам России, которым не удалось получить квоту на лечение В году фонд оплатил лечение граждан РФ, не получивших квоты, на сумму около 11,6 млн рублей. Пожертвование К сожалению, действующая в России система получения квот на оказание высокотехнологичной медицинской помощи а именно этот вид помощи необходим нашим подопечным далека от совершенства.

Иногда квота не выделяется вовремя, а иногда стоимость необходимого лечения превышает сумму, выделяемую по квоте. Квота на высокотехнологичную медицинскую помощь ВМП предусмотрена для тех больных, кому требуется серьезное дорогостоящее лечение, не входящее в перечень медицинских услуг, оказываемых по полису ОМС.

Квоту может получить любой гражданин России в том случае, если по заключению врачей ему эта помощь требуется. Собственно квота — это бесплатное место в определенной клинике и прилагающаяся к этому месту высокотехнологичная медицинская помощь. Если речь идет о лечении рака, высокотехнологичная помощь всегда неотложна.

Удаление опухоли, облучение или курс химиотерапии нужны срочно, и если ради этого ребенок едет в Москву, значит, случай сложный и счет идет буквально на дни. Иными словами, получайте счастливый билет в виде места в больнице и бесплатного лечения.

Но как выбить квоту, если ее нет? Дело в том, что предсказать, сколько детей заболеет завтра, невозможно. Между тем, количество квот определяется заранее — по примерной статистике.

И если квоты заканчиваются, никто не оплатит детям лечение даже, когда срочная операция — единственное, что может их спасти.

Кроме нас с вами. В случае экстренной госпитализации любое промедление смертельно опасно. Пока квота не получена, фонд оказывает оставшемуся без квоты ребенку адресную помощь, одновременно содействуя родителям в получении квоты.

В последние годы некоторые виды лечения перестали оплачиваться за счет госбюджета. Так произошло, например, в году в НИИ нейрохирургии им. Бурденко с целым перечнем нейрохирургических операций. Формально, врачи должны отправить таких детей обратно по месту жительства, чтобы оформлять квоту за счёт местного бюджета.

На деле — нейрохирурги слишком хорошо знают, что будет значить хотя бы день промедления для пациента с опухолью мозга. Он может никогда не вернуться. Детей оставляют в клинике, но за операции должен кто-то платить. Не каждой российской семье под силу сразу найти тысяч рублей за операцию.

Значит, нужна помощь фонда. Это же относится к стереотаксической радиохирургии она выделена в отдельную статью адресной помощи: В году фонд оплатил лечение граждан РФ, не получивших квоты на операцию или лучевую терапию, на сумму около 11,6 млн рублей.

Кроме того, израсходовано 9,2 млн рублей на активацию родственных доноров костного мозга, на которую опять-так не хватило финансирования в рамках государственных квот госзаданий.

Ставший прообразом для сериала «Чернобыль» военный лишился денег на операцию

Испания 2. Утвержденные ресурсы на операции по поддержанию мира в отдельных документах Генеральной Ассамблеи. Как составляется бюджет операций по поддержанию мира Бюджеты операций по поддержанию мира основаны на мандатах миссий, полученных от Совета Безопасности. Поэтому они являются стратегическими документами, устанавливающими ресурсы для достижения общих целей операции.

Для больного квота означает гарантированное место в конкретной больнице. Это примерно полтораста диагнозов. Предполагалось, что количество квот определяется пропускной способностью клиники, но на практике квот выдается, как правило, меньше, и к осени во многих ЛПУ квоты заканчиваются.

Как инвестировать Индивидуальный инвестиционный счет Если коротко, то индивидуальный инвестиционный счет ИИС — это способ диверсифицировать свои инвестиции и, возможно, заработать.

Звучит привлекательно, и несложный расчет показывает, что ИИС может принести значительно больше денег, чем традиционный банковский вклад под проценты. Но нужно четко понимать, что ИИС предполагает риски и подходит далеко не всем.

Кому подходит ИИС? У вас уже есть депозит в банке, то есть вы подготовили себе подушку безопасности.

Сменить пол в России: почему это так сложно?

В сети активизировались фальшивые онкобольные, собирающие деньги на операции Как не стать жертвой мошенников Несколько лет девушка через социальные сети собирала деньги на лечение своей редкой, смертельной болезни.

Кто она? Наркоманка, мошенница или больная синдромом Мюнхгаузена? Все это еще предстоит выяснить следствию. Однако эта история совсем не уникальна. Сборы средств на больного ребенка или больного себя превратились в легкий способ добычи денег у нечистоплотных людей.

Что происходит? Как не стать их жертвой?

Индивидуальный инвестиционный счет

Главный детский онколог России выступил против сбора денег на лечение больных раком детей за рубежом «Это дискредитация русской медицины, которая находится на очень высоком уровне», — заявил врач.

Главный детский онколог страны Владимир Поляков выступил против сбора денег на лечение онкобольных детей в иностранных клиниках. Об этом я писал в Министерство здравоохранения.

Спекуляция, по мнению Полякова, состоит еще и в том, что деньги собираются для неизлечимо больных детей, играя на жалости россиян.

Подписаться на уведомление о новых статьях на почту: Чтобы врачи — хирурги не вымогали деньги с пациентов за операцию Под редактирована 2.

У девочки редкое около двадцати случаев в России генетическое заболевание — синдром проклятия Ундины. Мозг малышки «забывает» дышать во время сна Такие средства собрать в Омске невозможно. На данный момент за несколько месяцев собрано всего около двух миллионов.

У государства закончились деньги на операции для детей. Лечиться придется за свои деньги

Операция по удалению внутренних женских половых органов стоит от 50 тысяч рублей.

Цены на протезирование половых органов варьируются, но хорошая операция обойдется где-то в 2 млн рублей, подсчитывает Даниил: Далеко не все формируют новые половые органы, говорит хирург Протасов, чаще на это идут женщины, меняющие пол на мужской. Вагинопластика же дорогая, долгая и травмирующая операция, многие нормально адаптируются и без нее.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Как вернуть деньги за медицинские услуги?

Для всех отправителей: Удостоверение личности, там где это требуется. Полное имя получателя перевода; оно должно быть написано так же, как в его удостоверении личности. Место его проживания. Сумма, которую вы собираетесь отправить. Если деньги вы отправляете на банковский счет, то вам, кроме того, нужно знать название банка и номер счета получателя перевода 1.

Операции, осуществляемые юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями

Как добиться бесплатного лечения в госбольницах Украины: Но оказывается, любой гражданин может обойтись без всяких взяток и «благотворительных взносов», добившись от государственной системы качественных и действительно бесплатных медицинских услуг. Далее — от первого лица.

Пять шагов, чтобы получить онкологическую медпомощь бесплатно

Государство выделяет немалые деньги на обследования, операции и льготные лекарства для больных раком. Изменить размер текста: Больные и их родственники готовятся продавать имущество, закладывать квартиры, искать другие источники для оплаты лечения. В то время как государство выделяет немалые деньги на обследования, операции и льготные лекарства для больных раком.

Основная статья: Первоначальной целью операции являлся коллапс английской финансовой системы путём разбрасывания из самолётов фальшивых фунтов.

Какие медицинские услуги по закону должны быть платными? Среди них: Все остальные делаются бесплатно. Есть постановление, которое запрещает медицинским учреждениям коммунальной и государственной собственности требовать плату за услуги.

Возврат денег за лечение в т. Всю необходимость этого процесса и ответственность мы понимаем. Однако, государство нам придумано в помощь.

Об этом не стоит забывать, есть множество инструментов, разработанных с целью облегчить нам жизнь в затруднительных ситуациях.

Случилось так, что Вам либо близким родственникам потребовалось платное лечение, поможет такое понятие, как право на социальный налоговый вычет.

.

Источник: https://decolorfilms.com/ugolovno-ispolnitelnoe-pravo/dengi-na-operatsiyu-ot-gosudarstva.php

Здесь закон
Добавить комментарий